tjorn (tjorn) wrote,
tjorn
tjorn

Categories:

Возвращение Диониса

Оригинал взят у tec_tecky в Возвращение Диониса
Презентация книги
Автор

Теодорос Терзопулос
Книга «Возвращение Диониса» вышла в серии «Театр и его дневник» (издательская линия Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙ). На встрече, посвященной выходу своей книги, режиссер Теодорос Терзопулос рассказал о древних практиках, которые лежат в основе его уникального метода работы с актерами.



Участники встречи
Теодорос Терзопулос — греческий режиссер, педагог, автор книг по истории театра, автор собственного метода постановки греческой трагедии
Борис Юхананов — художественный руководитель Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙ, режиссер, педагог.
Кристина Матвиенко — театральный критик
Ксения Климова — переводчик






Расшифровка беседы

Теодорос Терзопулос: Я бы хотел поблагодарить Бориса Юхананова, потому что без него издать эту книгу было бы невозможно, а также Игоря Калошина, который также внес большой вклад в создание русской версии этой книги. И также хотел бы поблагодарить всех сотрудников, которые помогли создать такого замечательного качества книгу. Книга состоит из 12 небольших глав, в которых раскрываются основные понятия — от страсти до скорби, а во второй части книги есть описания упражнений, которые необходимы для проведения тренинга; к книге прилагается dvd с записью этих упражнений, примерно 2,5 часа времени.
Около 30 лет назад я начал работать со своей театральной группой «Аттис», и первое, чем мы занимались — это постановка трагедии «Вакханки». И вот спустя 30 лет я снова ставлю трагедию «Вакханки», и снова этой постановкой открывается театр, на этот раз Электротеатр СТАНИСЛАВСКИЙ. В качестве результата этой 30-летней работы я пишу книгу, свой метод, на русском языке — это первое русскоязычное издание. И очень знаменательно, что эта книга выпускается этим театром, театром, который неразрывно связан с именем К. С. Станиславского, творческими поисками которого мы всегда занимаемся и знаем, что он искал в определенный период своего творческого пути. То есть здесь есть очень много символических совпадений, которые с одной стороны меня радуют, а с другой — пугают. Второе издание книги будет на греческом языке в Греции через 3 месяца. И в течение 2015 года будут изданы еще 5 книг на 5 разных языках: в Нью-Йорке, в Стамбуле, в Сеуле, в Пекине, в Берлине.
Я написал книгу, в которой описываю систему своей работы, но я никогда этого особенно не хотел. Моя личная система принципов достаточно хаотична — иногда я чрезмерно эмоционален, и это не всегда полезно. И поскольку я с молодого возраста жил и учился в Берлине, долго работал и получал образование в «Берлинер ансамбль», я вынужден был реорганизовать ход своих мыслей. Там я должен был работать в системе театра Брехта, не забывая при этом о своём средиземноморском темпераменте, который я должен был укрощать, культивировать или наоборот как-то использовать. При этом я не должен был утрачивать свои личные черты или черты своей национальной традиции, греческой традиции, которая, как и каждая традиция, обладает определенными элементами.
32 года назад я возглавил театральный фестиваль в Дельфах, это был большой международный театральный фестиваль, возглавить который мне поручила известная греческая актриса Мелина Меркури. Я тогда пригласил известных режиссеров: Тадаши Судзуки, Анджея Вайду, Роберта Уилсона, Анатолия Васильева; они ставили свои спектакли, кто-то по одному, кто-то по несколько, и это привело меня к необходимости осознания того, что я должен принять и понять то, чего я больше всего боялся, — что есть древнегреческая культура. Итак, я взял трагедию «Вакханки», возможно, самую сложную древнегреческую трагедию. Для того, чтобы превзойти не только свои творческие сложности, но и личные сложности в отношении с этим чувствительным предметом, я взял самый сложный текст.
В этом тексте есть магическое состояние, другие элементы, которые практически невозможно или можно с трудом сыграть в театре. Мне было очень сложно, по моему плану я должен был закончить через 3 месяца, а в итоге у меня это заняло 9 месяцев. Я вам все это рассказываю, чтобы вы поняли, откуда взялся материал для этой книги. Итак, я не мог работать в Афинах. Я собрал свою театральную группу и мы поехали на природу, в северную Грецию — на праздник, который называется Анастенария, специальный греческий праздник, на котором после определенной подготовки люди ходят босиком по горячим углям и не обжигаются. Из нас кто-то обжегся, кто-то нет.
Как я сформировал эту группу? Я пригласил 150 молодых актеров в Дельфы для проведения собеседования, и мы начали все вместе подниматься на Киферон, на ту гору, где разворачиваются события трагедии «Вакханки». И пока мы поднимались, число этих молодых актеров все уменьшалось и уменьшалось. Из 150 осталось примерно 70, из 70 — 40, вот на третий день нашего путешествия осталось примерно 30 человек. В итоге осталось около 15 человек. Ну представьте, это было 32 года назад, я все-таки был немного в иной форме, итак, я на вершине сгруппировался и стал катиться под гору, я знал, что там есть место, где мы все остановимся, протяженность склона была примерно 300 метров. И я ждал, пока покатится следующий за мной. Так я скатился, лежал и ждал, прикатился второй, третий, четвертой скатилась актриса, которой на тот момент было 50 лет. Скатилось 5 человек, остальные испугались и убежали.
Потом мы поехали все вместе в Афины и начали работать, с 5 вечера до 5 утра. Мы были очень бедны, работал только я — зарабатывал деньги организацией вот этого международного фестиваля, и мы все жили на эти деньги. Мы создали такую общину и путешествовали по всей Греции. Зимой купались в холодном греческом море, в том месте, где Еврипид написал «Вакханок» и где находится деревня Макригиалос, в которой я родился. Мы купались на Рождество, в абсолютно ледяной воде, мы пытались узнать природу, ее законы; найти то, как природа с городом и с богом, найти этот треугольник. Именно это являлось основным принципом древнегреческой культуры — единство города, природы и бога. Это было совсем нелегко, потому что я все время откладывал репетиции. Мы не могли найти эти источники энергии в теле, потому что надо было искать в теле, а не в голове. Все возвращалось обратно в голову, голова контролировала, диктовала и ориентировала тело. Так началась очень серьезная исследовательская работа, в процессе которой мы многими способами изучали тело.
Мы исследовали те рудименты, остатки культа дионисийских мистерий, которые сохранились до сих пор в Северной Греции, во Фракии. Мы исследовали, каким образом в древности могли совершаться операции, потому что, естественно, наркоза тогда не было, и для того, чтобы проводить операции на теле, им давали какие-то травы, но помимо этого до операции проводились расслабляющие процедуры. Я нашёл книгу из Лейпцига, которая была издана в конце 16-го века, в которой описывалось подробно, как проводились операции с использованием специальных лечебных трав. Они выходили за 8 часов до начала операции, ночью, во двор больницы, землю в этом дворе слегка смачивали, и обнаженные больные босиком начинали ходить по этой смоченной земле, сильно наступая ступнями на землю, потому что это создавало особую энергию, которая могла подниматься по телу человека. Таким образом из-за активных движений циркуляция крови во всём организме улучшалась.
После долгих разговоров с моими коллегами, врачами и психоаналитиками, я начал изучать африканские культы, в которых также практикуется такое активное наступание босыми ногами, а также театр Кабуки, или культы американских индейцев. Ну и, конечно, мы тоже разделись и сделали то же самое, то есть стали следовать этой системе. Это было очень тяжело, потому что, если начинаешь в медленном темпе шагать, то после третьего часа упражнений перестаешь воспринимать окружающую реальность: ты видишь сначала всё в зеленом цвете, потом всё в красном, и тебе уже чудится то, что не является действительностью. И каждый, если попробует в течение пяти часов выполнять такие упражнения, то увидит, что теряет связь с действительностью и отправляется в совершенно иное путешествие, в путешествие, которое совершается в некоторых культах аборигенов или амазонских индейцев. Фотографию одного из шаманов вы можете видеть на обложке нашей книги. Я ездил в эти места примерно 15 лет назад, потому что меня интересовал аналогичный миф, который есть у них, о Дионисе и Пенфее. Дионис у них называется Юрупари. Мы с этим шаманом работали, он показывал мне Диониса, вернее, Юрупари. Я работал в их деревнях, у амазонских индейцев, принимал участие в их ритуальных действиях, которые они проводят в определенном монотонном ритме. Я тоже решил принять участие, чтоб понять, что происходит, через два часа я потерял связь с окружающим миром и решил остановиться. Точно так же, как австралийские аборигены, они делали это, чтобы выйти в «белое время», время сна, в котором можно встретиться с умершими родственниками.
Мне, как западному человеку, это невозможно было понять, я не мог принять в этом полное участие, но я очень задумался над вопросами экстаза и вопросами происхождения возможностей человека. Я попытался обнаружить Дионисов, у которых были бы другие имена в разных других традициях, узнать, существуют ли они. Итак, я уже беспокоился не только о своей премьере, о будущем спектакле, но это было и мое личное беспокойство. Я хотел понять какие-то сущностные, антропологические вопросы: что есть человек, из чего он состоит; какая существует связь между мозгом и корнем человеческой сущности, которая находится в его теле; каким образом тиран, который заключен в глубине человеческого мозга, управляет нашим телом; как можно найти эту связь, эту гармонию между мозгом и инстинктом. И, конечно, все мои поиски удаляли меня в том числе и от театра, потому что я занимался самопоиском, очень подробным, аналитическим, который принимал характер аутизма. Прошло 2 года, и я начал работать со своей группой очень конкретно. Я должен был вынести все эти страдания и самомучения.
Телесно я был к этому готов, потому что семь лет занимался классическим балетом, потом в «Берлинер ансамбле» занимался очень серьезной телесной подготовкой. Я должен был весь этот опыт испробовать сначала на своём теле. Да, я не хотел общаться со своими актерами описательно, то есть рассказывать им то, что я сам не пережил, но на практике с самого начала понять и осуществить это на себе. Мы занимались всю ночь напролет работой над маленькими, ритмически организованными фрагментами на древнегреческом языке. Я начал заниматься ритмом, а не смыслами. Я взял следующую фразу: когда вакханки приходят в начале, они говорят, что устали, очень устали. Если это сказать простым современным греческим языком: «мы устали, мы очень уста-а-а-ли», устает от этой фразы и зритель. И всегда, когда на всех языках мы слышим эту фразу, спектакль начинается какими-то утомленными, уставшими вакханками.
Итак, я сейчас расскажу, из какой именно точки родилась эта книга, путешествие этой книги.
На древнегреческом языке эта фраза звучит так, что это очень уставший, но приятно, творчески уставший. Это танец по горячим углям, танец огня, которым встретили Ореста, когда он, преследуемый эриниями, пришел в Тавриду увидеть Ифигению. Я должен был найти где-то аутентичный источник, и это была вот эта конкретная фраза. Я должен был выйти из тюрьмы информации, которая заселяла мою голову, сбежать от образования, конструктивизма, от всего того, что я изучал. От всего этого осталось только то, что нужно, — то, что позволило оставить тело. И когда мы работали над этими шагами, о которых я вам рассказывал, после второго часа мы устали, а на третий час мы падали на пол. Но, несмотря на то, что мы задыхались от этих упражнений, автоматически воздух уходил вниз, к половым органам, к низу. И постепенно наше тело стало это запоминать, это стало телесной памятью; и вся работа проходила здесь, начиная от пупка, заканчивая копчиком, и вниз. Каждый раз, когда воздух опускался вниз и давил на половые органы, температура этих органов повышалась и все позвонки, начиная с копчика, начинали расслабляться. И, вы знаете, мне очень многие люди, у которых были проблемы с нижней частью позвоночника, говорили, что они благодарны тому, чему я их научил. То есть если полностью расслабить нижнюю позвоночную область, то теплота идёт и вниз, и поднимается вверх, и разливается по всему телу, и все тело расслабляется. Больше того — сразу становится понятно, где в теле есть резонаторы. Первый резонатор — это позвоночник, самый главный резонатор; в почках можно сохранять все больше воздуха; и если мы научимся сохранять большое количество воздуха внизу, если мы опускаем его все ниже и ниже, то можно произнести текст, состоящий из пяти строчек на одном выдохе. И, конечно, нам не нужен был микрофон, чтобы сыграть «Ричарда III» или греческую трагедию.
Я уверен, что классическим текстам нужна энергия — она увеличивается голосом, увеличивается выносливость, и увеличивается в объеме все наше существо, то есть ты приближаешься к Богу. Это общий вопрос — человек смотрит в глаза Богу и хочет быть похожим на него, он хочет сам стать Богом, он не боится Бога, он не склоняет голову, потому что в той стране, где родилась демократия, были важные принципы: такие как, например, принцип учителя и ученика, встреча человека и бога. Ну, конечно, когда человек превосходил ту точку, за которую нельзя было преступать, и совершал ошибку, он получал наказание. Это Бог ставит перед человеком лестницу, ставит ловушку, а человек поднимается по этой лестнице, и когда он приближается, Бог сбрасывает эту лестницу и человек падает. В этом падении есть очень трогательный элемент — пустота, которую мы все боимся. Вспомните, как в театре мы боимся пустоты, как хотим ее быстренько чем-нибудь скрыть. Следующий шаг — это невероятный крик, плач, в котором мы снова пытаемся найти воздух. Это плач человека, который испытал поражение. Это похоже на то, что говорит Хайнер Мюллер в «Квартете»: «Лучше быть женщиной, чем победителем». Потерпевший поражение человек пытается снова как-то построить свою жизнь, собрать ее из разных кусков, чтобы достичь какого-то уровня. Искусство не победоносно, искусство — это продукт пессимизма. Сейчас, в эти дни, мы вспоминаем Холокост, и нас, художников, этот вопрос должен занимать в большой степени: мы должны думать, до чего может дойти человек.
В нашем внимании должны быть и многие другие вопросы, также связанные с нашей работой. В этой книге есть глава «Очарование», глава «Страсть», глава «Скорбь». Я говорю, что очарование — это дочь смерти и сестра скорби. Это все элементы нашей работы, элементы, которые использует Дионис в своем преображении. Дионис то человек, то бог, то змея, то животное, то добрый, то злой, то женщина, то мужчина — и это и есть театр, это и есть актер, и есть весь процесс преображения. Поэтому книга называется «Возвращение Диониса». В современном мире мы стараемся не рассматривать эти вопросы. Сейчас мы не смеемся, не плачем; у человека нет такой необходимости выражения этих чувств. Поэтому в этой книге вы увидите многое, что касается театра, но не только театра, книга касается также жизни, человеческого существа. И, возможно, книга будет интересна и актерам-студентам, и зрителям, и всем людям. Может быть. Это книга, которую можно внимательно читать или выбросить. Впрочем, как все книги. Я хотел бы вас поблагодарить, я очень много болтал сейчас, рассказал немножко из своей автобиографии. Я просто хотел вам рассказать, что эта книга является плодом моих личных переживаний, она связана с мифологией, с историей моей страны и с тем местом, где я родился. Связывает она меня и с моим происхождением, я веду происхождение от российских греков, которые жили на Черном море. Моя мама из Батуми, а папа из Сухуми. Мы были связаны с Тавридой, то есть с Крымом.

Борис Юхананов: Я где-то слышал, что ты родился в одной деревне с Еврипидом, что вы односельчане. Ребята, ну вы понимаете, да? Перед вами односельчанин Еврипида! Вот что такое культура греческая. А село этих двух гениальных парней расположено у подножия Олимпа!

Теодорос Терзопулос: Я ставлю этот спектакль в 4-ый раз. 5-ый раз буду ставить в Тайване. 6-ой — в Италии. 7ой — в Африке. И таким образом я заканчиваю свой обет Дионису. Потом могу и умереть.

Борис Юхананов: Наоборот, ты станешь бессмертен. Дионис наделит тебя бессмертием.

Читать дальше


Tags: Госпожа, видео, сточкизренияблятьисторииискусства!, цитатник Мяо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments