tjorn (tjorn) wrote,
tjorn
tjorn

Categories:

"Паникёров - на фонарь" или "Что начальник транспортного цеха имеет сказать за аварию на Байконуре".

Суровые мордовские "антисоветчики", мля... 🤣

Вот как откликнулся новостной портал "Столица С" (новости Мордовии и Саранска) на аварию на Байконуре:

"Трагедия Роскосмоса: на старте, за которым лично наблюдало руководство НАСА, произошла авария ракеты-носителя"

Чо, саспенс?!
Всё взорвалось к едрениной матушке, Овчинина с Хейгом разметало на молекулы, обугленные кишки Джима Брайденстайна отсребают от капониров?!

[Ага. Ща-с-с-с.]Ага. Ща-с-с-с.

"Ну, ужас. Но - не "Ужас-ужас-ужас!!!""

Да, что-то пошло не так.
Почему-то отработка второй ступени не дала нужного ускорения. "Союз-МС-10" отделился от ракеты-носителя и "согласно купленным билетам" совершил посадку по баллистической траектории (и это - нормально, мля, для аварийной ситуации).
Экипаж при этом "словил" 6 g. И это тоже - совершенно нормально. При взлёте норма перегрузки - до 7 g. При штатной посадке - да, 3-4 g, но - значительно дольше, чем при аварийной - 6 g.

Для справки:
5 g - это перегрузка при раскрытии парашюта.
Перегрузкам в районе 8-10 g постоянно подвергаются пилоты сверх-звуковых самолётов-истребителей и болидов Формулы 1.
Крайний зафиксированный рекорд выживания (!!!) при мгновенной нагрузке - 214 g (я раньше не знала, поела ухи). Пилот Формулы Кенни Брак в 2003 году немножко не вписался в поворот... на Ютьюбчике есть, очень поучительное зрелище. Если "вешать в граммах", то это получается, что, при среднем весе пилота в 75 кг, ему "привалило" 16 тонн. (и я ещё раз поела ухи)
А космонавты "в среднем по больнице" обычно больше 4 g действительно не испытывают. "До чего техника дошла!"
Но это не значит, что их перестали готовить к "не средним" случаям. И не значит, что в корабле нет "специальных приблуд", предназначенных обеспечивать не только выживание, но и функционирование экипажа и при 10 g, и даже при 20 g ("но - низэнько", в смысле - кратковременно).

В общем, получив стандарную по времени и интенсивности перегрузку, экипаж штатно сел (штатно для внештатной ситуации, да) в широкую казахскую стЭпь.
Где его тут же штатно подобрали соответствующие службы (все же понимают, что нонеча траектория спуска с момента отделения просчитывается за секунды и с точностью до трёх плевков?..)
После приземления Овчинин вышел на связь с поисковой командой (которая в данном случае просто так называется, традиция такая... ИСКАТЬ там никого не надо). Сам.
НАСА официально заявило, что экипаж "находится в хорошем состоянии". Само.
"Роскосмос" создал аварийную комиссию. До получения её заключения пуски с экипажами приостанавливаются.
И это всё - тоже нормально.
А что "экипаж отвезли в больницу" - так их ВСЕГДА туда отвозят после приземления. И, думаю, ещё много лет будут отвозить. Работа знаете ли, такая... сопряжённая с нагрузками на здоровье.

Вот такой вот у нас дас ист катастроф на самом деле.
Хорошо? Нет, конечно. Плохо.
И кому-то пора запасать вазелин в промышленных масштабах. Не поможет, конечно, но ... хоть будет, чем заняться, пока бассейн не закипит.
Конспирологические теории на счёт "А что же там случилось?!" - это не ко мне.
Я точно знаю, что выводы государственной комиссии в штатном порядке будут предоставлены "широкой общественности".
И это - тоже нормально.

А суровым мордовским "антисоветчикам" могу ещё заметить:
ребята, вы вот жалуетесь, что
"Независимая журналистская работа требует много времени, сил, нервов и денег. Но доходы, которые мы получаем от рекламы, невелики. Поэтому нам нужна поддержка читателей"...
Ребята, если вы будете с такой детской непосредственностью (граничащей с "детской неожиданностью") "грызть ногти" при каждом форс-мажоре в российской космонавтике... боюсь, доходы ваши так и будут невелики. По всем фронтам.
Ну, разве что привлечёте внимание Московского Комсомольца и вам дадут там работу... что - вряд ли. Настолько "наивно" не работают даже в МК. 🤭

И, просто для калибровки шкалы, напомню, как на самом деле выглядит "трагедия" в области пилотируемой космонавтики.



Нет, совершенно не важно, как назывался космодром. И на каком языке говорил диспетчер отсчёта.
Важно чётко понимать, где в этой области человеческой деятельности "ужас", а где - "ужас-ужас-ужас!".
Джим Брайденстайн - 1975 года рождения.
Так что он отлично в курсе честной калибровки шкалы рисков в своём деле.
Он, как и я, видел эту калибровку в новостях. Только, возможно - в прямой трансляции.

Кстати, о 1975-м.
5 апреля этого года космонавты Василий Лазарев и Олег Макаров вот примерно таким же побытом (тоже - проблемы со второй ступенью) "недолетели" на "Союзе-18". Только у них спуск был неконтролируемый.
"Всё нормально. Падаю".
Словили, между прочим, 26 g, был отказ зрения и остановка сердца. И приземлились они в глухомани медвежьей под Горно-Алтайском. На склоне горы, в 150 метрах от пропасти. И не убились в неё только потому, что парашют наглухо запутался в деревьях.
А действующие по обстоятельствам военврач и инженер -"луноходчик" сперва вскрылись и осмотрелись, а уж потом ... ну, в общем, выяснилось, что и не надо ничего отстреливать.
Словом, богатая история была, да...
И это, до сегодняшнего дня, был крайняя авария пилотируемого "Союза".
Просто - для справки.
Tags: "Мать!", важное, история, новости науки, пресса, радио Ностальжи, страна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments